Часть 2. Глава 11

По поводу речи Ф. Три речи в память Достоевского: Легенда о Великом инквизиторе Ф. Христос и антихрист в русской литературе. Хроника рода Достоевских — Достоевский и его христианское миропонимание. Издательство имени Чехова, О куфельном мужике и пр.

Синдром Достоевского

На главную Очень интересная книга. По высоте взгляда, на которую поднимается критик, и по глубине понимания, она, можно сказать, достойна своего предмета. А предмет есть знаменитая"Легенда", произведение, в котором, как в фокусе, сосредоточены вопросы, мучительно волновавшие Достоевского в течение жизни. Критик очень хорошо сравнивает эту"Легенду" с тем портретом в повести Гоголя, в котором удержалась частица жизни изображаемого лица; так и в"Легенде" осталась нам навсегда индивидуальная мысль Достоевского во всей ее сложности и особенности.

Мы переносимся за много лет назад, в"нигилистический период" нашей литературы, в конце которого и как бы в заключение была написана эта"Легенда".

культура: Все иностранцы любят Достоевского. Складывается впечатление, что Страх живой жизни, ощущение несостоятельности и даже один тезис, но всегда возникает нечто не укладывающееся в схему.

страхова о романе"Преступление и наказание" Достоевского анализ произведения Выдающийся роман"Преступление и наказание" стал настоящим"бестселлером" сразу после своего появления в печати. Роман вызвал бурную реакцию как у простых читателей, так и у критиков. Один из известных критиков того времени, Н. В этой статьей представлена критика Н. страхова о романе"Преступление и наказание" Достоевского анализ произведения.

Критика о романе"Преступление и наказание" Критика Н. страхова о романе"Преступление и наказание" Достоевского анализ произведения В своем отзыве года литературный критик Н. Раскольников хотя страдает юношеским малодушием и эгоизмом, но представляет нам человека с задатками твердого ума и теплого сердца. Это не фразер без крови и нервов, это -- настоящий человек. Этот юный человек тоже строит теорию, но теорию, которая, именно в силу его большей жизненности и большей силы ума, гораздо глубже и окончательнее противоречит жизни, чем, например, теория об обиде, наносимой даме целованием ее руки, или другие подобные.

В угоду своей теории он также ломает свою жизнь; но он не впадает в смешное безобразие и нелепости; он совершает страшное дело, преступление. Вместо комических явлений перед нами совершается трагическое, то есть явление более человеческое, достойное участия, а не одного смеха и негодования Достоевский, скорее, оплакивает ошибку Раскольникова:

Заболевание является фундаментальным элементом в кульминации произведения: С другой стороны, во время лихорадочного бреда Ордынов переживает ощущение счастья и радостные воспоминания детства. В отличие от своих поздних произведений, Достоевский описывает припадки не точно, но в случае с Муриным замечает, что судороги были вызваны употреблением алкоголя — в этом также отражался личный опыт писателя. Ее болезнь началась в раннем детстве:

Мало-помалу давешний образ Дунечки стал возникать пред ним, . плача, дрожа от сырости, от темноты и от страха, что ее теперь.

Тематическое оглавление Рецензии и критика: Время всегда безжалостно к сочинениям, особенно к перегруженным идеологией. Простой пример — Достоевский. Как мы помним, именно его черносотенцы упорно объявляли своим кумиром. И они оказались абсолютно правы: Что опять же указывает на настоящее место Достоевского — в свечных ларьках, рядышком с Журналом Московской патриархии и двуглавыми матрешками.

С него можно сдувать пылинки, как с сувенира, но вот интерес к нему сложно пробудить даже таким проверенным способом, как ворошение старых пикантностей. Бесполезно вспоминать маленьких крестьянских девочек, которых генератору православной духовности возили в баню для педофильских забав об этом откровенно пишет в письме к Л.

Толстому личный биограф Достоевского страхов. Уже никогда больше не станет скандалом и трезвый пересказ его биографии. Конечно, мы помним, что арестован и приговорен Достоевский был за атеизм и вольнодумство. Этот же страх сделал Достоевского главным соловьем режима, заставил жить и писать так, чтобы ужас семеновского плаца никогда не повторился в его личной истории.

Сексуальные искания Достоевского

Есть, в частности, мнение, что некоторые юродивые были именно эпилептиками. Вообще, эта психическая болезнь окружена множеством тайн, мифов и легенд. Все это предопределило особое, сакральное отношение к болезни Достоевского и обилие разнообразных мифов вокруг нее. Именно в болезни Достоевского иногда усматривают источник особой духовности писателя, его приобщенности к миру трансцендентных истин, с ней нередко связывают также его славу провидца.

Одно из подобных рискованных суждений сделал Дмитрий Мережковский, он считал, что"припадки падучей были для Достоевского как бы страшным провалом, просветами, внезапно открывавшимися окнами, через которые он заглядывал в потусторонний свет" Мережковский Д. Нередко в страдающем от эпилепсии князе Мышкине"Идиот" усматривают ипостась Достоевского, а в самом писателе обнаруживают черты русского юродивого.

О романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». (переживание глубочайших потрясений: страха, страданий, борьбы, смерти; это .. У него не возникает многих вопросов, потому что его сознание поверхностно и тем .

Первая половина труда уже печатается… в журнале"Время" []. Изданье новое, и редакторы Достоевские Христом-Богом просили"Прасковью" к себе []. Волков [] — А. Краевскому Мне истинно прискорбно было, что вы, Андрей Александрович, даже не дочитали моей большой статьи до конца — потому только, что она, как показалось вам, слишком много занимается"Временем", — и вы неправы []. Я думаю, нет человека вокруг вас, который бы больше меня ценил и уважал ваше мнение и не старался бы согласиться с ним сколько можно — и это потому, что я глубоко уважаю доказанное долгим трудом направление, но это же самое чувство заставляет меня сказать вам, что вы ошиблись вдвойне — и насчет меня и особенно насчет"Времени".

Ход этого журнала очень силен, и вы весьма напрасно смотрите на него как на ничтожность: Достоевские сами работники спорые, и за них много молодых бойцов нового поколения — это раз. Подтверждение моих слов вы скоро увидите и непременно к концу этого и к началу того года. Помешать им нельзя, но поучить их — можно. То я и делал. Теперь обо мне, то есть о моей статье — даже не прочитанной вами.

Вы закрыли страницы"Отечественных записок" моим мнениям — хорошо; я говорил, что не хочу быть постоянным участником не ваших изданий — и это очень верно.

Твиты с того света: как Достоевский предугадал появление социальных сетей

Оценка творчества Достоевского современниками Творчество Достоевского оказало большое влияние на русскую и мировую культуру. Литературное наследие писателя по-разному оценивается как на Родине, так и за рубежом. Время показало, что один из первых отзывов В. До года[ править править вики-текст ] В году редактор Русского биографического словаря А.

Более всего это, конечно, нужно сказать о Достоевском, творчество себя, как на предмет познания, то возникают трудности, на которые много раз.

Работал его три года, печатал два — знаменательная для меня минута. Вот как его характеризует Достоевский: Федор Павлович, например, начал почти что ни с чем, помещик он был самый маленький, бегал обедать по чужим столам, норовил в приживальщики, а между тем в момент кончины его у него оказалось до ста тысяч рублей чистыми деньгами. И в то же время он все-таки всю жизнь свою продолжал быть одним из бестолковейших сумасбродов по всему нашему уезду. Это, однако, не совсем так. Для непонятливых Достоевский поясняет: Еврейская по представлениям Достоевского Одесса и в дальнейшем была для грязной душонки Федора Павловича местом отдохновения, куда он устремлялся всякий раз, когда ему досаждала русская уездная жизнь.

Заглавие это заимствовано Достоевским у известного юдофоба Вс.

Достоевский и страхов

Фрейд Достоевский и отцеубийство Многогранную личность Достоевского можно рассматривать с четырех сторон: Как же разобраться в этой невольно смущающей нас сложности? Наименее спорен он как писатель, место его в одном ряду с Шекспиром.

Фантастична и вся действительность романа, которую Достоевский . У героя невольно возникает желание уйти от всех, уединиться в себе и.

Мужчины толпились поближе и прислушивались. Подальше тревожно перешептывались дамы. Другие гости увлечены собственными разговорами, связанные с Голядкиным только тем, что находятся вблизи него. Внимание к его персоне абсолютно мнимое. Однако его тревога вполне реальна. Голос у Голядкина дрожит, в глазах появляются слезы. Говоря смело, витиевато и слишком громко, он изо всех сил пытается произнести выразительную речь перед камердинером, который осторожно выводит его прочь.

Он подавлен, замечая, что никто из его предполагаемой аудитории не реагирует. Голядкин параноик, страдающий нарциссизмом. Он со страхом и с надеждой думает, что на него смотрят, и ставит на это все свое самоуважение. Сегодняшним интернет-пользователям такие чувства очень знакомы. Сейчас идет множество дискуссий и звучит масса критики по поводу того, как твиттер, инстаграм и прочие социальные сети, занимающиеся саморекламой и продвижением самих себя через посетителей, возвышают человека в его собственных глазах.

Их используют для создания хроники повседневной жизни, и каждый пользователь соцсетей в припадке нарциссизма представляет себя эпическим героем, как и Голядкин.

Фрейд и Достоевский

В истечении срока годности русской литературы нет ничего загадочного. Время всегда безжалостно к сочинениям, особенно к перегруженным идеологией. Простой пример — Достоевский.

Чувство вины возникает несмотря на отказ, и в этом огромный Из него вытекает и страх утраты любви, тогда как любовь предохраняет от такого.

страхов познакомился с Достоевским в начале года, вскоре после возвращения писателя из Сибири. Они оба бывали у довольно популярного в то время писателя и. Милюкова о нем см. У Милюкова, фактического редактора только что основанного в январе г. Они встретились вначале как люди резко противоположных интересов и направлений, как представители двух разных эпох и культур. страхов, по его собственным словам, занимаясь философией и зоологией,"прилежно сидел за немцами и в них видел вождей просвещения".

В то же время литераторы из кружка Милюкова, и прежде всего сам Достоевский, наоборот,"очень усердно читали французов", политические и социальные вопросы были у них"на первом плане и поглощали чисто художественные интересы". В кружке Милюкова мысли славянофила страхова должны были казаться по меньшей мере чужими.

ЗАГОВОР психиатров

Приходится, однако, констатировать некоторый перекос научного восприятия: Толстому, соответственно, исследования вопроса превращаются в критику страхова или апологию Достоевского. Между тем положение страхова по отношению к Достоевскому во многом уникально. В свою очередь для аналитики страховского наследия этот контекст важен как фон и инструментарий. Впрочем, речь пойдет не о философской или, скорее, мировоззренческой полемике Достоевского с целым рядом русских литераторов и философов в х годах эти понятия трудноразделимы.

Одним из очагов заражения вирусом страха на земле является Азия. Об и даже Достоевский в романе «Преступление и наказание» четко его описывает: . Если же он известен заранее(как здесь), возникает вопрос, что это за.

Все, что можно было сказать о нем умного и дельного, уже сказано, все казавшееся когда-то новым и оригинальным устарело в свой черед, но всякий раз, когда в годину горя и отчаяния мы обращаемся к нему, притягательный и страшный образ писателя является нам в ореоле вечно новых тайн и загадок. Истинным читателем Достоевского не может быть ни скучающий буржуа, которому призрачный мир"Преступления и наказания" приятно щекочет нервы, ни тем более ученый умник, восхищающийся психологией его романов и сочиняющий интересные брошюры о его мировоззрении.

Достоевского надо читать, когда мы глубоко несчастны, когда мы исстрадались до предела наших возможностей и воспринимаем жизнь, как одну-единственную пылающую огнем рану, когда мы переполнены чувством безысходного отчаяния. И только когда мы в смиренном уединении смотрим на жизнь из нашей юдоли, когда мы не в состоянии ни понять, ни принять ее дикой, величавой жестокости, нам становится доступна музыка этого страшного и прекрасного писателя. Тогда мы больше не зрители, не сибариты и не критики, а бедные братья среди всех этих бедолаг, населяющих его книги, тогда мы страдаем вместе с ними, затаив дыхание, зачарованно смотрим их глазами в водоворот жизни, на вечно работающую мельницу смерти.

И только тогда мы воспринимаем музыку Достоевского, его утешение, его любовь, только тогда нам открывается чудесный смысл его страшного, часто дьявольски сложного поэтического мира. Две силы захватывают нас в его творениях, из столкновения двух противоречивых начал рождается магическая глубина и поразительная объемность его музыки.

Первая - это отчаяние, постижение зла, непротивление свирепой, кровавой жестокости, сомнение в существе человечности. Этой смертью нужно умереть, через этот ад нужно пройти, прежде чем мы услышим иной, божественный голос мастера. Предпосылкой тому является искреннее и откровенное признание, что наша жизнь, наша человечность - дело жалкое, сомнительное и, может быть, безнадежное.

Нужно отдать себя во власть страдания, покориться смерти, научиться без содрогания смотреть на дьявольскую ухмылку голой действительности, прежде чем мы осознаем глубину и истинность иного, второго голоса.

Книга, которая меня поразила: о страхе быть собой

Жизнь вне страха не просто возможна, а абсолютно реальна! Узнай как это сделать, кликни тут!